+7 (495) 621-63-76
Вступить в RSAVA
Главная » Новости и события » На повестке дня » Рассказываем о ветеринарных династиях. Династия Середа

Рассказываем о ветеринарных династиях. Династия Середа

Наверное, в спокойных и тихих странах, наподобие какой-нибудь Швейцарии, любой может рассказать историю своей семьи с самых давних времен. Не такова ситуация в России: слишком многое перемешали войны, революции и репрессии. Тысячи детей росли, не зная одного или обоих родителей, не говоря уже о дедушках и бабушках. История русской семьи всегда немного таинственна. Не исключение и ветеринарная династия Середа.

Кем, например, был до революции Петр Семенеев, отец Лидии Петровны Середы? Этого не знает точно и сама Лидия Петровна. Известно лишь то, что вернувшись с Первой мировой, он узнал, что вся его семья погибла, а когда началась гражданская война, присоединился к отрядам продразверстки. После победы большевиков он осел в Зуеве, где и встретил Марию Григорьевну Сорокину, работницу текстильного завода, маму Лидии Петровны, и женился на ней. Петр Андреевич умер в 1937-м. Как вспоминает Лидия Петровна он, то, за несколько дней до кончины понял, что умрет, и к умиранию отнесся серьезно – попросил жену вышить ему красивый халат, чтобы уйти из жизни можно было в достойном облачении.

После смерти мужа Мария Григорьевна осталась с шестью детьми. А тут, будто этого было не достаточно, началась Великая Отечественная. Старший сын ушел на фронт и героически погиб неподалеку от кургана Саур-Могила. Капитан экипажа «Катюши», он попал в окружение. Получив приказ ни за что не оставлять врагу орудие, отпустил всю команду и взорвал машину. Старшая дочь Надя поступила в институт, вместе с которым через некоторое время эвакуировалась в Ленинабад. За старшую осталась Лидия Петровна. Еды не хватало катастрофически. Приходилась ездить на поездах в другие города – выменивать вещи на хлеб.

После войны Лидия Петровна поступила в ветеринарную академию. Жили студенты голодно, но весело, относясь ко всему с особенным ветеринарным юмором. Так, Лидия Петровна рассказывает о славной традиции подкинуть в готовящийся суп однокурсника челюсть или еще какую часть животной туши. Что тут можно сказать… Врачам свойственен такой замогильный юмор.

Однажды летом Лидия Петровна в качестве пионервожатой отправилась в село Юрьевское, где тогда находились и детский лагерь, и подсобное хозяйство академии. Там она встретилась со своим будущим мужем – 27-летним аспирантом Владимиром Середой.

В истории семьи Владимира Селивёрстовича тоже много белых пятен. Он родился в деревне Седьмиховка в 1924-м году. Мать, Нина Владимировна Барыкова, происходила из разорившегося дворянского рода Барыковых, а вот об отце, Селивёрсте Григорьевиче, и его родственниках ничего не известно – в воспитании сына он участия не принимал и появлялся в Седьмиховке очень редко. Лишь перед смертью Владимир Селивёрстович рассказал, что его дядя по отцовской линии до революции работал в царском гараже. Помимо Владимира в семье было еще четыре брата. Жили впроголодь; Владимира, как младшего, решили отправить к тете в Белгород. Там он окончил школу и поступил на первый курс медицинского института. Но закончить обучение было не суждено – началась война и Владимир пошел добровольцем на фронт. Семнадцатилетний мальчик служил пулеметчиком. Во время отступления на Юго-Западном фронте у него начался тиф, и однополчане оставили его в попавшейся на пути деревне. Когда он очнулся, деревня уже была оккупирована немцами.

Оккупанты поставили Владимира Селивёрстовича работать на конюшне. Дважды он пытался бежать и дважды был пойман и бит. Красная Армия освободила захваченную территорию в 44-м, но, как ни удивительно, для Владимира Селивёрстовича это обернулось лишь большей бедой. Так как к большинству жителей оккупированных территорий советская власть относилась с подозрением, его обвинили в сотрудничестве с нацистами и на время следствия отправили в ГУЛАГ. Там он чуть не умер от голодной смерти, спасся лишь благодаря помощи лагерного врача. В лагере он провел семь месяцев – суд его полностью оправдал.

Из пятерых братьев остались в живых только Владимир и Александр: двое погибли на войне, один попал под трактор. Под влиянием Александра Владимир переехал в Москву и поступил в ветеринарную академию. Успешно закончив основной курс, продолжил обучение в аспирантуре. Благополучно доучиться не получилось: то ли от зависти, то ли ради какого-то личного интереса знакомый Владимира Селивёрстовича, которому тот рассказал о своем пленении немцами, донес на него. Написал, что в плену Владимир работал на захватчиков и что он видел его фото в немецкой шинели. Невиновность Владимира Селивёрстовича была доказана, но руководство, видимо испугавшись, решило от греха подальше исключить его из аспирантуры.

К этому времени он уже был влюблен в Лидию Петровну. Молодые люди собирались оформить отношения, но исключение Владимира из аспирантуры на некоторое время разлучило их. Ему пришлось отправиться работать главным врачом в город Лотошино. Впрочем, окончив академию, Лидия сразу же отправилась к нему. Быт их сложно даже было назвать скромным – выданное государством жилье оказалось настолько непригодным для существования, что Владимир Селивёрстович построил во дворе дома нечто вроде шалаша, в котором они и жили. Устроить хоть какую-нибудь свадьбу у молодых людей, разумеется, не было возможности – пришлось ограничиться формальной процедурой.

К счастью, через некоторое время Владимиру предложили работать в городе Дворики, где их ждало шикарное, по сравнению с предыдущим, жилье. Шикарность заключалась в наличии печки-буржуйки и паркетного пола – в доме в Лотошино он был земляной.  

Уже через год освободилось место главного врача в городе Струнино, и его предложили занять Владимиру Селивёрстовичу. Эта возможность, к сожалению, появилась благодаря чудовищным обстоятельствам. Предыдущий главврач попал в опалу – его сына расстреляли по делу Кирова.

В том же году у молодой пары родился сын Сергей. Ни о каком декретном отпуске в то время речи и быть не могло – Лидия Петровна вышла на работу почти сразу после рождения ребенка. К счастью, лечебница, в которой она работала санитаркой, находилась прямо напротив дома. Лидия Петровна и ее мама, приехавшая помогать с ребенком, разработали интересную сигнальную систему. Если Сергей начинал капризничать, то Мария Григорьевна вывешивала в окно красные штаны, увидев которые, Лидия Петровна неслась домой.

Через пару лет Лидии предложили работу заведующей мясоконтрольной станцией на рынке в городе Александрове. В такой ситуации красные штаны, конечно, не сработали бы, но Сергей уже подрос – соглашался сидеть с няней.

Надо сказать, что уже в раннем возрасте в Сергее Владимировиче обнаружилась предпринимательская жилка, которой напрочь были лишены его родители и которая сыграла не последнюю роль в его судьбе. Когда ему было около пяти, он решил заняться сбором и сдачей тряпок. Потом перешел на бутылки. Где-то в районе второго класса выяснил, что цветные металлы сдавать выгоднее, и начал вместе с друзьями охотиться за старыми самоварами и керосинками. Как вспоминает Сергей Владимирович, нельзя сказать, что ему требовался какой-то дополнительный заработок – эти бизнес-стратегии рождались лишь из стремления к самовыражению.

Закончив школу, Сергей Владимирович решил пойти по стопам родителей и поступил в их альма-матер – Московскую ветеринарную академию. Закончил академию он в 77-м году, а уже в 82-м был главным врачом Свердловского и Фрунзенского районов Москвы и начальником районной ветстанции. Вообще восьмидесятые годы выдались для Сергея Владимировича бурными: он участвовал в ветобеспечении Олимпийских игр, был военветврачом в Афганистане, ездил с цирком по Австралии. Но, пожалуй, одно из самых важных событий в его жизни произошло в 90-м году – появилась возможность преобразовать ветстанцию, директором которой работал Сергей Владимирович, в ветеринарную клинику. Так появилось одно из первых частных ветеринарных учреждений в стране – клиника «Центр».

Через четыре года Сергей Владимирович стал инициатором создания Ассоциации практикующих ветеринарных врачей. С тех пор Ассоциация каждый год устраивает самое масштабное ветеринарное образовательное мероприятие в России– Московский ветеринарный конгресс.

Сейчас дело отца продолжают сын Сергея Владимировича Денис и племянник Илья. Оба работают в «Центре»: Денис – заместителем директора, Илья – главным хирургом. Младшая дочка Сергея Владимировича – Маруся – тоже заявляет, что хочет помогать животным, когда вырастет. Судя по всему, история династии далека от завершения.

Другие новости и события:

XXVI МОСКОВСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ВЕТЕРИНАРНЫЙ КОНГРЕСС пройдёт 20-23 апреля 2018 года в г.Москва

Наши партнеры

Информация для парнеров